Лингвистическая энциклопедия

Каталанский язык: выживший вопреки всему

Подавляемый на протяжении многих столетий воюющими сторонами, каталанский язык в настоящее время насчитывает 9 миллионов носителей

Каталанский язык: выживший вопреки всему

Каталанский язык, вопреки представлениям многих, не является диалектом испанского языка. Это язык, самостоятельно развившийся из народной латыни, на которой говорили римляне, колонизировавшие территорию Таррагоны. Каталанский язык насчитывает 9 миллионов носителей в Каталонии, Валенсии, на Балеарских островах, в Андорре и городе Альгеро на острове Сардиния.

Разновидности каталанского языка используются в Валенсии и на Балеарских островах, которые вернули из-под власти мавров в XIII в. По мнению Альберта Россича, профессора из Университета Жироны, разновидности каталанского языка отображают происхождение людей, которые вновь заселили эти земли после изгнания мавров. Валенсию заселили выходцы из Льейды и Тортосы; на Балеарские острова переселились жители Барселоны и северной части Эмпурды.

Каталония входила в состав Королевства Арагон в качестве автономной области, но после объединения королевств Кастилии и Арагона в результате заключения брака между Фердинандом и Изабеллой кастильский язык (т.е. испанский) стал языком права и литературы. Тем не менее, каталанский язык оставался популярным в этот период. Когда в 1714 г. Барселона сдалась испанским войскам под руководством герцога Бервика, Каталония утратила свой автономный статус, центральное правительство наложило ограничения на использование каталанского языка, а испанский язык стал официальным.

Согласно Альберту Россичу, каталанский язык возродился в качестве литературного языка уже только в XIX в. с началом формирования национального культурного движения под названием Возрождение (renaixença). Тем не менее, это возрождение было кратковременным. Фашистский режим, триумфально восторжествовавший после окончания гражданской войны в 1939 г., сделал все возможное для того, чтобы искоренить каталанский язык на государственном уровне и в повседневной жизни. За использование каталанского языка предусматривалось суровое наказание.

С прибытием сотен тысяч переселенцев из обедневших южных областей Испании, статус испанского языка как лингва франка в Каталонии продолжил укрепляться. Большинство этих переселенцев (или, по крайней мере, их дети) были вынуждены понимать каталанский язык и/или говорить на нем после восстановления демократии в 1978 г. Однако, масштабная иммиграция из Латинской Америки на протяжении последних 10 лет приводит к тому, что чуть больше половины населения Каталонии считают испанский язык своим родным языком.

Благодаря внедрению системы так называемого «языкового погружения» с начала 1980-х гг., которая предусматривает преподавание в государственных школах исключительно на каталанском языке, этим языком владеет каждый, кто проходил обучение в последние 30 лет. Однако, благодаря присутствию испанского языка в повседневной жизни и средствах массовой информации, практически все каталонцы в совершенстве владеют двумя языками.

Каталанский язык остается в опасности, несмотря на свое возрождение

У других языков есть государство, призванное их защищать. Носителям других языков не приходится бороться против государства, которое предпринимает действия, направленные против их собственного языка.

Разрушение каталанского языка началось задолго до 1939 г., когда диктатор Франциско Франко запретил преподавание каталанского языка после окончания гражданской войны в Испании. В начале XVIII в. Филипп V, король Испании, приказал ввести использование испанского языка в каталонском обществе. Принудительное внедрение языка было направлено на то, чтобы затронуть все социальные слои. Слова короля звучали довольно цинично: «Мэр должен максимально заботиться о внедрении испанского языка, используя наиболее ненавязчивые и сдержанные меры, так чтобы чувствовался только результат, а не принимаемые меры».

С восстановлением демократии «языковое погружение», используемое в каталонской системе образования, начало играть важнейшую роль для укрепления каталонского общества, которое в конце 1970-х гг. находилось на грани распада. Кроме того, языковое погружение помогает иммигрантам во втором поколении интегрировать в Каталонию. Это дети, родители которых переехали сюда со всех уголков мира.

Практическая целесообразность этой системы получила международное признание. «Каталонская система», как ее называют в некоторых странах, получила высокую оценку Европейского Союза и различных международных образовательных учреждений, использующих ее как базовый ориентир для других стран, которые сталкиваются с подобными ситуациями.

Путешествуя по миру, каталонцы часто сталкиваются с тем, что в баре или во время беседы за ужином их спрашивают, стоило ли на самом деле бороться за сохранение каталанского языка. Интересно, что люди, задающие этот вопрос, как правило, никогда не задумывались над тем, какую систему задействует их собственное правительство, чтобы сохранить их родной язык. Я едва ли могут представить себя спрашивающим шведов или немцев, почему они защищают свой язык. А ведь каталонцы находятся в таких же условиях.

В чем разница тогда? Каталонцы – это не пришельцы со светящейся зеленой кожей и трубками вместо ушей и носа. Это жители Земли – по сути, европейцы – и они всерьез заботятся о сохранении своего языка. Каждый язык является уникальным, и нет в мире двух одинаковых языков. Мексиканский антрополог Мигель Леон-Портилья написал об этом стихотворение, которое начинается со следующих строк:

(Дословно)
Когда умирает язык
божественные вещи
звезды, солнце и луна
людские вещи
мышление и чувство
больше не отражаются
в этом зеркале

Это стихотворение кажется несколько манерным, но его идея правдива как никогда. Каталанский язык находится и будет находиться в опасности. На протяжении трех столетий каждый отдельно взятый носитель каталанского языка жил в государстве, в котором был другой доминирующий язык (испанский или французский). Более того, в истории время от времени предпринимались попытки запретить каталанский язык или вытеснить его из повседневного использования.

Это привело к банальному выводу, характерному для жертв насильственных ситуаций: носители каталанского языка уверены в том, что сами виноваты в унижении и неправильном отношении к себе.

Я – пессимист. Даже когда моя футбольная команда, ФК Барселона, выигрывает со счетом 4-0 и остается 15 минут до окончания матча, я все еще продолжаю думать, что мы проиграем. Может быть, поэтому я с таким огорчением отмечаю, что с каждым новым поколением первоначальная синтаксическая структура каталанского языка все больше упрощается. Я знаю, вы скажете: «Да ладно, это происходит с любым языком – испанским, французским, итальянским». Это, конечно же, правда. Но другие языки не обременены отсутствием собственного государства, которое их защищает, и у них нет необходимости противостоять государству, которое совершает систематические действия, направленные против собственного языка.

Именно поэтому, несмотря на свой пессимистический настрой от природы, я несколько воспрянул духом, когда прочитал слова великого Исаака Башевиса-Зингера. Его спрашивали, почему он продолжал писать на идише, «умирающем» языке. И он ответил: «Может быть, идиш – вымирающий язык, но это единственный язык, который я хорошо знаю. Идиш – язык моей матери, а мать никогда не умирает по-настоящему». Я чувствую что-то похожее. И чем дольше продержится «умирающий» язык, тем лучше.


Перевод: Linguapedia.info
По материалам: The Guardian

http://www.theguardian.com/world/2012/nov/22/catalan-language-survived
http://www.theguardian.com/commentisfree/2012/nov/23/catalan-language-in-danger




ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Linguapedia

Linguapedia