Лингвистическая энциклопедия

Вы говорите на «Синглише»?

вы говорите на синглише

СИНГАПУР — Можно ли наконец считать войну государства против синглиша (англ. Singlish – сигапурский вариант английского языка) завершенной? Наш необычный, певучий креольский язык может показаться бедным родственником по сравнению с четырьмя официальными островными языками. Тем не менее, многолетние попытки государства уничтожить этот язык привели только к его расцвету. В настоящее время на синглише говорят даже политики и чиновники.

Сегодня актуальной остается фраза «ownself check ownself», которую популяризовал Притам Сингх, член Парламента от оппозиционной Рабочей партии. Он высмеивал правящую Партию народного действия (ПНД) за их высказывание о том, что государство отличается достаточной честностью и чистотой для того, чтобы действовать в качестве собственного стража.

Синглиш – это пестрый диалект, сотканный из государственных языков Сингапура (английского, малайского, путунхуа и тамильского), а также южноминьского, кантонского, бенгальского и некоторых других языков. Его синтаксическая структура была позаимствована частично из китайского языка, частично – из южноазиатских языков.

Выражение «Steady poon pee pee», позаимствованное из южноминьского языка, означает «быть таким уравновешенным, что заслуживать восхищенного свиста». Высокомерного человека называют «yaya papaya», где yaya произошло, вероятно, от yangyang («бог среди богов» на древнемалайской языке) или jâjâ («отец» на древнеяванском языке), а слово papaya было добавлено с целью создания насмешливой рифмы. Фраза «Blur like sotong» означает «быть без понятия» (Sotong значит «наживка, кальмар» на малайском языке).

То  Синглиш – это гибкий, практичный и динамичный язык. Его формирует каждый, кто на нем говорит. Вероятно, именно этим объясняется тот факт, что появившись из забвения полвека тому назад в качестве побочного продукта деколонизации, с течением времени этот язык стал самым популярным в политических кругах Сингапура.

Во времена британского колониального правления английский язык был языком администрации, в то время как в разговорной уличной речи использовался «базарный» малайский язык. Английский язык оставался основным языком обучения и управления даже после того, как Сингапур провозгласил независимость в 1965 г. – отчасти потому, что его глобальное распространение опережало политику модернизации молодого правительства.

Все жители Сингапура были обязаны учить английский язык, а также малайский, путунхуа и тамильский. В частности, правительство решило, что построение государства означает гармонизацию языков, на которых говорили этнические китайцы, представляющие большинство населения. С 1979 г. власти активно занялись продвижением кампании «Говорите на путунхуа», которая требовала от каждого этнического китайца отказаться от других вариантов китайского языка, например южноминьского, чаошаньского, кантонского и хакка.

Но чем больше государство навязывало свою пуристскую двуязычную политику, тем больше региональные языки сталкивались и смешивались в синглише. В ходе шутливых повседневных бесед неформальная языковая смесь быстро превратилась в значительный культурный феномен. Юмористические книги Сильвии Тох Паик Чу «Eh, Goondu!» («Эй, глупый!») и «Lagi Goondu!» («Еще глупее!»), прославляющие синглиш в 1980-х гг., стали редкими национальными бестселлерами и определяющими книгами эпохи.

Эта тенденция обеспокоила правительство. Министры, вместо того чтобы пройти повторный курс педагогики в школах, начали обвинять синглиш в ухудшении стандартов английского языка. Кроме того, правительство считало этот язык недалеким и неприветливым по отношению к иностранцам, а потому – дурно влияющим на развитие бизнеса.

В 1999 г. великий политический деятель Сингапура Ли Куан Ю объявил синглиш «дефектом, которого не должно быть у сингапурцев». В следующем году правительство запустило программу «Говори на хорошем английском».

Синглиш, будучи теперь врагом государства, ушел в подполье. Тем не менее, в отличие от осажденных китайских диалектов, у синглиша был главный козырь: этот язык объединял носителей вне зависимости от этнических и социально-экономических барьеров так, как не мог никакой другой. А в глазах молодежи продолжительная критика со стороны государства сделала этот язык престижным.

В 2002 г. Колин Гох и Ву Йен Йен впервые опубликовали «Коксфордский словарь синглиша» (The Coxford Singlish Dictionary), продажи которого составили более 30 000 экземпляров. «Coxford» — это слово-гибрид, состоящее из «talk cock», что означает «абсурд, ерунда» на синглише и «Oxford». Положение синглиша становилось таким впечатляющим, что китайские диалекты нашли в нем убежище для себя, чтобы снова возродиться.

Война правительства против синглиша была обречена с самого начала: даже государственные учреждения и чиновники развивали этот язык, хоть и непреднамеренно. Обязательная военная служба, объединяющая мужскую часть населения Сингапура из разных социальных слоев, только подчеркнула тот факт, что синглиш является естественным лингва франка в среде солдат. Туристическая сфера не может не демонстрировать этот язык в качестве одного из немногочисленных уникальных культурных творений Сингапура.

В своем ежегодном национальном обращении в 2006 г. премьер-министр Сингапура Ли Сяньлун сделал значительный вклад в развитие лексического состава синглиша. В надежде превзойти подкаст, высмеивающий  Партию народного действия (ПНД), который включал в себя спор о том, входит ли свиная печень в блюдо из лапши – это длинная история! – господин Ли упомянул другое популярное блюдо из лапши, ми сиам (mee siam), без моллюсков (mee siam mai hum). Однако, моллюски никогда не добавляются в это блюдо, поэтому ляп господина Ли сразу же вошел в синглиш за отсутствие своей связи с действительностью.

Кажется, что синглиш процветает за счет политического противостояния. На синглише «prata» означает «резко менять свой взгляд на политические вопросы», что произошло от названия еще одного популярного блюда в Сингапуре – индийских блинчиков, которые готовятся путем переворачивания теста на разогретой плите. «Рolitisai» означает «рассуждать о политике»: в этом слове классический синглиш совместил пропущенный конечный согласный и грязную двусмысленность, ведь «Sai» в простонародном сленге южноминьского языка используется для обозначения фекалий.

Уяснив наконец, что синглиш невозможно укротить, государственные лидеры начали использовать его публично в последнее время, часто в стратегическом стремлении наладить связь с народными массами.

Во время церемонии натурализации в 2012 г., призывая новых граждан объединяться, Ли Сяньлун признал, что «если вы понимаете синглиш, тем лучше» (он-то знает!).

Во время митинга в ходе прошлогодней предвыборной кампании лидер ПНД Тео Сер Люк пообещал избирателям новую автобусную станцию, центры внешкольного образования, учреждения для пожилых людей и многое другое.

Но только «если за нас проголосуют!», предупредил он с улыбкой, ведь “LIU LIAN BO BAO JIAK!” (Нет бесплатных дурианов!).

Источник:

The New Your Times, author: Gwee Li Sui is a poet, graphic novelist and literary critic from Singapore.
Перевод с английского: Linguapedia.info



Linguapedia

Linguapedia